Глава 2. Типология и структура древних государств Мезоамерики

При изучении доколумбовой цивилизации Мезоамерики особое и первостепенное значение стоит уделить форме государственности в этом регионе. Проблемы происхождения и развития древнейших антагонистических государств всегда занимали заметное место в работах исследователей – историков, археологов и этнографов, таких, как Ю.В. Кнорозов, Р.В. Кинжалов, В.М. Массон, В.Н. Никифоров, Р. Мак Адамс и других.

Особенное значение имеют конкретные материалы из первичных очагов государственных образований. К ним относятся те сравнительно немногочисленные общества, которые прошли весь путь разложения первобытнообщинного строя и формирования государства совершенно самостоятельно, без влияния со стороны более развитых культур. В их число помимо прочих входят и древнейшие цивилизации Мезоамерики. Мезоамерика — это центральная часть Америки, а еще точнее юг Северной Америки. К Мезоамерики относят большую часть (две трети) современной Мексики, а так же территории государств, прилегающих к ней с юга, – Гватемалы, Панамы, Сальвадора, частично Гондураса, Коста-Рики, Никарагуа. Этот район принято называть зоной высоких цивилизаций.
Помимо богатейших и разнообразных археологических находок, полученных в ходе многолетних раскопок городов 1 – 16 вв. н.э., поздний этап в развитии местных государств (10 – 16 вв. н.э.) нашел достаточно полное отражение в письменных источниках, а ряд индейских общин, оказавшихся после конкисты в относительной изоляции от внешнего мира (горы, джунгли), во многом сохранили и по сей день свой традиционный уклад жизни, став объектом интенсивных исследований этнографических экспедиций.

В научных трудах существует множество иногда противоположных методов определения и оценки уровня развития того или иного конкретного общества. Например, безоговорочное отнесение к рангу «империй» индейских цивилизаций тольтеков и ацтеков в Мезоамерике. Это связано, прежде всего, с отсутствием четкости в определениях общих терминов и понятий, употребляемых для классификации древних государств. Если в отношении основных этапов развития государственности среди исследователей нет особых разногласий и все признают, что на смену самой ранней форме государственности – «ному», или «городу-государству» («сегментному», «полисному», «племенному» государству), приходят более обширные территориально-политические образования – «царства», «территориальные» государства, «державы», а их в свою очередь сменяют «мировые державы» или «империи», то по поводу точного содержания этих терминов нет единства. Да и сами эти понятия разработаны еще крайне не конструктивно.

К началу испанских завоеваний в 16 в. В Мезоамерике были широко распространены в самых разнообразных формах и вариациях, по меньшей мере, два типа древней государственности – «номы» и «царства». Наиболее распространенным типом был первый.
В испанских документах 16 в. «ном» у индейцев центральной Мексики обозначался термином «пуэбло», что означает буквально «народ», «селение» и служит эквивалентом понятия «территориальная община». Пуэбло состоял из центрального городского поселения – столицы, и ряда зависимых от нее сельских общин со своими селениями и деревушками. Большинство из них находилось в пределах 10-километровой зоны от столицы, и в целом все это составляло довольно компактный «район».

Так пуэбло Йекапичтла в северо-восточной части штата Морелос в 16 в. имело около 25 тыс. жителей. Из них примерно 1/5 часть проживала в столице нома. Столица подразделялась на 5 внутренних частей, или «кварталов», называемых испанцами «барриос», а те в свою очередь делились на еще более мелкие единицы – «концы». В подчинении у столицы находилось 22 деревушки.
Таким образом, типичный город-государство в центральной Мексике накануне конкисты состоял из городской общины (столицы) и зависимых от нее сельских общин — «кальпулли». Размеры этих государств были невелики, так как большинство селений размещалось в пределах 10-километрового радиуса от столицы, а численность населения не превышала 15 – 30 тыс. человек. В столице города-государства находились храмы бога – покровителя общин, резиденция правителя и жилища знати, размещенные обычно в центральной части поселения, вокруг главной городской площади, служившей в ряде случаев одновременно и рынком.

Накануне конкисты область Миштека-Альта на юге Мексики (штат Оахака) была разделена на небольшие территориально-политические единицы различного размера и с разной численностью населения. Миштеки, родственные ацтекам по языку, религии и культуре, имели четко выраженное национальное самосознание и в легендах и мифах выводили свое происхождение из единого источника. И тем не менее, как отмечают исследователи Ш. Кук и В. Борах, — это сознание превращалось на деле в политическое единство лишь в результате временного успеха правителя, достаточно могущественного, чтобы подчинить себе несколько соседних правителей. Наиболее заметным из них был «8 Олень» — великий правитель 11 в. н.э., который в конце концов все же потерпел неудачу и был принесен в жертву жрецом. Даже завоевание территории означало просто обложение ее данью и устройство отдельных гарнизонов, местная система правления и границы в целом остались нетронутыми.

В отношении внутренней организации и структуры эти города-государства варьировали от простейших до весьма сложных, образуя специфическую иерархию. Наиболее простой формой был город с округой, население которого рассеивалось по близлежащим селениям и деревушкам.
Более сложные государства включали в свой состав и близлежащие долины. Они имели иерархию из городских групп – каждая со своей подвластной территорией, но эти группы обязаны были оказывать различные услуги и платить дань господствовавшему в данном государстве городу. Коиштлахуака являлась наиболее ярким примером иерархической организации из подчиненных городских центров.
Для количественной характеристики этих территориально-политических единиц, называемых городами-государствами, можно привести следующие демографические показатели. Накануне конкисты все население области Миштека-Альта составляла примерно 528 тыс. человек. Самое малое из местных государственных образований – Техупан — имела 54 тыс. жителей, а одно из крупнейших – Йанхуитлан – 90 тыс.
К моменту испанского завоевания большая часть полуострова Юкатан на севере зоны майя была разделена между 16 небольшими индейскими государствами. Каждое из этих территориально-политических подразделений называлось у народа майя термином «кучкабаль», переводимым испанцами как «провинция».
Судя по майяской исторической традиции, эти мелкие государства (эквиваленты «нома») по крайней мере дважды объединялись в рамках более обширного политического образования («царства»), но через некоторое время оно вновь распадалось на свои составные части: с 10 по 13 в. н.э. большую часть Юкатана захватили пришельцы — тольтеки, обосновавшиеся в Чичен-Ице, а с 13 по 15 в. н.э. вся указанная область была подчинена династии майя — тольтекских правителей Кокомов, столицей которых служил город Майяпан.

Между правителями, стоявшими во главе «номов» юкатанских майя, велись непрерывные столкновения и войны – из-за спорных земель, ради захвата добычи и рабов и т.д. Границы «провинций» были непостоянны и неоднократно менялись на протяжении столетий. Не все «провинции» достаточно полно освещены в источниках, так что абсолютно точные расчеты здесь вряд ли возможны. Общее число жителей – от 30 тыс. до 120 тыс. человек.
Провинция Мани (Тутуль-Шив) – одна из самых значительных на Юкатане в 16 в. Она была названа по имени своей столицы – города Мани. Границы провинции хорошо прослеживаются на основе земельного договора 1557 г. По налоговому списку 1549 г., здесь еще числилось 32 500 человек, из них в самой столице 4365. В источниках Мани часто упоминается как большой и цветущий город и важный религиозный центр. Другой крупный центр этой провинции – Тикуль имел в 1549 г. 3550 жителей. Согласно данным письменных источников, в начале 16 в. государство Мани имело территорию около 8 тыс. км и население от 65 тыс. до 120 тыс. человек.

Провинция Сотута также была названа по имени своей столицы. Она находилась почти в центре северного Юкатана. Границы провинции выявлены на основе документа, составленного в 1545 г. правителем этой области — Начи Кокомом во время обследования своих владений. Помимо столицы, где еще в 1549 г. числилось 3380 жителей, в состав провинции входили также 17 других больших и малых селений, среди которых Чомульна не уступала по общей численности населения самой Сотуте (3300 человек). Общая территория провинции составляла в канун конкисты около 2 тыс.кв. км, а население – до 30 тыс. человек.
Очень важные сведения о внутренней структуре «номовых» государств юкатанских майя приводит со слов конкистадоров испанский хронист Ф.Овьедо. Он дает термин — «столица провинции (государства)», часто упоминает расстояния, пройденные испанцами между двумя ближайшими крупными населенными пунктами, т.е. столицами, и каждый раз эта цифра составляет в среднем 2-3 лиги, т.е. 10-15 км.

Ф.Овьедо далее указывает, что в каждую «провинцию», помимо метрополии, входил ряд других, меньших по величине селений, образующих подчиненную столице округу. «…И это селение, или города, — пишет он о Чуаке, — называется Чуака, и все окружающие его земли принадлежат его правителям и горожанам и торговцам… и окрестные поселения являются поданными этой республики, или города Чуака.»
Столица – главный политико-административный, культовый и торгово-экономический центр всего нома. Это прежде всего место пребывания политика и его двора, а так же место, где находиться храм городского божества и связанного с ним жречества. Здесь же концентрировались в первую очередь представители знати, чиновники, войны и ремесленники, обслуживающие нужды правящей верхушки.