Глава 3. Хозяйственно – экономическое положение народа майя

3.1. Хозяйственно – экономическое положение народа майя от доклассического периода до конкисты

К вопросу о возникновении народности майя, нас отсылают две версии, версия, записанная самими майя в повествовании горной народности майя-киче «Пополь-Вух», и версия современных ученых о происхождении майя в Центральной Америке.

По представлениям майя – в начале «Не было ничего… была только лишь холодная вода, спокойное море, одинокое и тихое. Не существовало ничего. Одни лишь Создательница и Творец, Тепеу и Кукумац, Великая мать и Великий отец находились в бесконечных водах». По мимо них существовало Сердце небес – также именуемый Хуракан, имеющий три ипостаси. Совещаясь, они решили, что по наступлении зари, должна быть рождена Земля, появились горы, реки, птицы и животные. Но животные не могли произносить имена богов «для них совершенно невозможно произносить наши имена, имена нас, их творцов и создателей. Это не хорошо». Для того что бы их помнили на земле и почитали их, боги создали из глины человеческую плоть, но «…она была мягкой, без движения, не имела силы; она падала вниз…». Боги разрушили свое создание и тогда были созданы люди из дерева, «они имели лица подобно людям, говорили подобно людям и населили поверхность земли». Существа из дерева говорили и размножались, но у них не было души. Деревянные фигуры так же были уничтожены с помощью потопа «Густая смола пролилась с неба». «Говорят, что их потомками являются те обезьяны, которые живут теперь в лесах». Творцами было решено снова создать людей, лисица, койот, попугай и ворона принесли богам початки белой и желтой кукурузы из страны Пашиль, и указали богам дорогу в эту страну, из кукурузы и был сотворен человек. «Из кукурузы были созданы мускулы и сила человека». Так на земле появились люди.

Из всех доиспанских источников, это едва ли не единственное указание на происхождение майя, однако и эти источники не могут помочь современным ученым установить происхождение майя в центральной Америке. Только археологические находки дают хоть какое-то представление о том, когда майя появились в данной местности и помогают строить гипотезы относительно появления людей в этом регионе.

По имеющимся сейчас археологическим данным, предки индейцев — различные монголоидные племена — пришли в Западное полушарие из Северо-Восточной Азии только в эпоху верхнего палеолита (не ранее 30— 20 тысяч лет назад). Они воспользовались, вероятно, сухопутным мостом — Берингией, связывающим тогда Америку и Азию. В зависимости от степени оледенения, оказывавшего непосредственное влияние на уровень Мирового океана, Берингия возникала из морских глубин по крайней мере дважды: первый раз 50 000 — 40 000 лет назад и второй — от 28 000 до 10 000 лет назад. В первом случае этим сухопутным мостом воспользовались для проникновения в Новый Свет различные виды азиатских млекопитающих (в том числе, мамонты и олени-карибу), а во втором, несомненно, и люди: восточноазиатские группы охотников и собирателей.

Есть так же гипотезы, что человек попал на американский материк из Меланезии и Полинезии, но эти гипотезы не подтверждены археологически.

Если мы обратимся к наиболее ранним находкам, то увидим, что на большей части равнинной лесной зоны майя (полуостров Юкатан в Мексике и область Петен в Гватемале) первые следы пребывания человека появляются лишь в самом конце 2-го тысячелетия до нашей эры. В горных же районах майя (Чьяпас в Мексике и Гватемальское нагорье) имеются памятники, восходящие еще к периоду первоначального заселения Нового Света — к 12-10-му тысячелетиям до н.э.

То есть исходя из археологических находок, человек появился в «области майя», начав долгий путь 40000 тысяч лет назад из центральной части современной России и Восточной Азии через Берингов пролив на Американский континент. Пути миграции населения из Евразии не были едины и после прохода через пролив, некоторые группы населения остались на территории современной Аляски, другие распространились по всему Американскому континенту с севера на юг, двигаясь вдоль тихоокеанского побережья, а так же проникая вглубь материка. По некоторым данным миграции прекратились за несколько веков до конкисты.

3.1.1. Доклассический период

Ранний доклассический период. (1500-800 гг. до н.э.)

Случайные находки каменных орудий доземледельческого времени обнаружены в очень немногих местах области майя; но вероятно, что в раннем доклассическом периоде медленно, но неуклонно охота, рыбная ловля и собирательство стали дополняться и частично замещаться земледелием. Наиболее древние следы земледельческой культуры в области майя, найдены в Ла-Виктории, гватемальской деревне близ мексиканской границы на берегу Тихого океана.

Можно считать, что первые оседлые поселения образовались именно на побережье океана и на берегах рек, где можно было заниматься морским собирательством, рыболовством и дополнять его возделыванием маиса. Затем медленно, на протяжении семи веков, экономика, основанная в значительной мере на охоте, рыболовстве и собирательстве, изменилась. Главным занятием стало производство продуктов питания. Земля обрабатывалась примитивными орудиями, однако в ряде районов, особенно на Тихоокеанском побережье благодаря необычайному плодородию вулканических почв, даже при наличии примитивных видов маиса и лишь при помощи палки-копалки собирали неплохие урожаи. Также для обеспечения существования использовались морские ресурсы и земли прибрежных районов. Маленькие самообеспечиваемые общины функционировали при помощи организованного семейного труда.

Примерно 1000-е годы до н. э. — время важных глубинных процессов и изменений внутри земледельческих культур. Исчезают архаические пережитки. Основные сельскохозяйственные растения – кукуруза, фасоль и тыква – составляют около 85-90% пищи древних земледельцев. Были созданы высокоурожайные сорта гибридной кукурузы, появляются первые постоянные системы ирригации, получает развитие мильповое земледелие. Мильповое земледелие – это экстенсивный вид хозяйства, соответствующий примерно подсечно-огневому земледелию в лесных районах Европы. От слова «мильпа» – участок, расчищенный от зарослей, кукурузное поле. Необычайно плодородные почвы, удобренные золой, тщательно разработанный сельскохозяйственный календарь и высокая урожайность гибридной кукурузы создали прочную экономическую основу для развития земледельческой культуры. Практически во всех археологических центрах обнаружено присутствие рамона – растения, превосходящего маис как по питательным свойствам, так и по урожайности, кроме того его культивация не требовала больших усилий. Некоторые исследователи предполагают, что именно это растение могло заменять маис во время неурожаев.

В ранний доклассический период еще не существует крупных городов как центров жречества и экономических центров. Да и самого жречества еще не существует.

Вся жизнь индейца в это время целиком и полностью сосредоточена на собственном жизнеобеспечении и на неравном сражении с силами природы. Отсутствие городов компенсирует на данном этапе главенствующая роль сельских крестьянских общин с их примитивной архитектурной составляющей. На данном этапе не существует религии как сложившейся системы, а значит, нет необходимости в пышных дворцах и святилищах, тем более экономический уровень деревни не достиг еще таких возможностей.

Средний доклассический период (800-300 гг. до н.э.)

В течение среднего доклассического периода достаточно увеличились производительные силы благодаря росту численности населения и развитию земледелия. Выращивание маиса (урожайность которого увеличивалась благодаря естественному генетическому улучшению его свойств по мере возделывания растения) и других культур (фасоли, тыквы, стручкового перца) стало основным средством пропитания населения, дав ему постоянную и более разнообразную пищу.

Складывается подсечно-огневая система земледелия, опираясь на эти достижения, племена горных майя постепенно осваивали лесные низменные области Петена, восточного Чьяпаса, Юкатана и Белиза. Общее направление их движения было с запада на восток. В ходе своего продвижения во внутренние районы джунглей майя пользовались наиболее выгодными направлениями и путями и прежде всего долинами рек.

В то же время начала трансформироваться социальная структура. Магические обряды, связанные с народными верованиями, стали осуществляться исключительно одной группой людей (волшебники, колдуны). Вскоре эта группа стала отдаляться от процесса производства пищи и заниматься деятельностью менее обременительной, более выгодной и престижной. С постепенным развитием земледелия, обеспечение пищей селения стало менее энергозатратным и уже не нуждалось в усилиях всех жителей деревни. Обособленная группа, состоящая из уважаемых индейцев, «переквалифицировалась» в служителей культа, чтобы удовлетворять религиозные потребности односельчан. Также это связано с усиливающимся расслоением и неравенством.

В селениях и деревнях в центре группы жилищ стали строить хижину больших, чем другие, размеров, возведенную на более высокой платформе, облицованы они были камнем и штуком. Хижина предназначалась для обрядов, которые прежде проводились дома и на мильпе. Тем не менее, с магическими целями продолжали делать глиняные женские фигурки.

В середине этого периода в область майя проникли влияния ольмекской культуры, исходившие с побережья Атлантики. Через перешеек Теуантепек они достигли Тихоокеанского побережья и Гватемальского нагорья. Эти влияния затронули, вероятно, правящую группу; править стали чужие люди, которые принесли новые знания (календарь, «Длинный счет», зачаточную письменность, божество-ягуара, гигантские скульптурные головы) и использовали их для укрепления своего господства.

Поздний доклассический период (300 г. до н.э. -150 г. н.э.)

В поздний доклассический период большая часть территории майя была уже заселена, площади возделываемых земель значительно расширились, и производство продуктов увеличилось. Возможно, что это произошло не только благодаря техническому прогрессу; вполне возможно, что все потребности покрывались при помощи того же набора примитивных земледельческих орудий. Социальная дифференциация, начавшаяся в предшествующий период, еще более возросла. Правящий класс (потомки колдунов) из обычного посредника между народом и силами природы превратился в господствующее организованное меньшинство.

Формирование государственности и цивилизации в равнинной лесной зоне было ускорено значительным притоком населения с юга из горных районов, где в результате извержения вулкана Илопанго большая часть земель была покрыта толстым слоем вулканического пепла и оказалась непригодной для жизни. Южная (горная) область, по-видимому, дала могучий толчок развитию культуры майя в Центральной области (Северная Гватемала, Белиз, Табаско и Чьяпас в Мексике).

Социальная дифференциация, начавшаяся в предшествующий период, еще более возросла. Об этом, помимо прочего, говорит тот факт, что на барельефах появляются изображения богато одетых человеческих фигур, вероятно правителей. В то же время исчезновение глиняных фигурок, характерных для предшествующих периодов, говорит о важных изменениях в духовной жизни.

Доклассический период — это очень важный этап развития общества майя. Принципы ведения хозяйства неизменны по сравнению с предыдущим периодом, толчок к развитию дает приток населения. В это время происходит планомерный переход от традиционного крестьянского общества к полноценной государственности, а также переход от примитивных верований к зачаткам оформленной религии. Это период перехода от примитивной хижины к монументальной каменной архитектуре.

3.1.2. Классический период

Ранний классический период (300-600 гг.)

Классический период характеризуется предполагаемым появлением некоторых новых черт и является логическим результатом технического, экономического, социального, политического, религиозного и художественного развития общества майя. Прогресс состоял в том, что начали возводиться земледельческие террасы в горных районах с целью задержания дождевых вод и предупреждения эрозии, а также в прокладке оросительных каналов, отводивших воду от естественных источников (озер, лагун, ручьев, рек) или даже искусственных водохранилищ (впадин, покрытых глиной, простых запруд). Эти сооружения часто встречаются на Гватемальском нагорье и в Белизе. В попытке достигнуть большей интенсивности земледелия, чем так называемое подсечно-огневое, удалось сократить время, при котором участки земли находились под паром.

Экономическое развитие было определено не столько техническими успехами, сколько подлинным демографическим взрывом, отражение которого наблюдается в появлении большого количества новых церемониальных центров или в необычайном росте уже имевшихся. Увеличение населения стало возможным благодаря экспансии, начавшейся в предыдущие века и направленной на освоение свободных земель, удобных для возделывания, на обширных просторах области майя.

Экономическому толчку способствовало также расширение торгового обмена как внутри области майя, так и с внешними территориями. Привозная майяская керамика обнаружена археологами в Никарагуа и Коста-Рике. Прочные торговые связи были установлены с Теотиуаканом. В этом громадном городе найдено большое количество черепков майяской керамики и резные вещи из нефрита. Здесь находился целый квартал торговцев майя, с их жилищами, складами товаров и святилищами. Аналогичный квартал теотиуаканских торговцев имелся в одном из крупнейших городов майя Тикале.

Это был период расцвета больших центров на всей территории майя; иноземные правители возводили пирамиды, по стилю напоминающие пирамиды Теотиуакана.

Ориентация построек майя в классическую эпоху имеет тенденцию к совпадению со странами света, но в пересеченной местности расположение архитектурных сооружений зависело и от рельефа. В городах майя для строительства зданий использовали камень из близлежащих месторождений. Например, большинство зданий на Юкатане выстроены из известняка, в горных районах для строительства использовался песчаник, вулканическая порода. В западных регионах, где не было пригодного для строительства камня, использовали обожженный кирпич. Изнутри пирамиды и платформы, на которых строились храмы и дворцы, укреплялись булыжником.

В этот период также было начато изготовление новых форм керамики и появились оригинальные декоративные мотивы; были также восприняты теотиуаканские образцы, привнесенные из южной зоны. Северная зона, хотя и менее интенсивно, следовала по тому же пути развития, о чем свидетельствуют находки в Цибилчальтуне, Ошкинтоке и Акансехе.

Классический период в развитии общества майя можно назвать золотым веком цивилизации. На фоне демографического взрыва, успехов и новых открытий в сельском хозяйстве, расширения области торговли четко видны успехи в архитектуре. Она, так же как и все эти факторы, результат предшествующего технического, экономического, социального, политического, религиозного и художественного развития общества майя. Но архитектура этого периода не только всецело стоит на базисе знаний предыдущих поколений, но и, переработав их, делает огромный шаг вперед. Если демографический взрыв — следствие успешных завоеваний и развитого сельского хозяйства, а успех сельского хозяйства лежит на огромном числе задействованных в этом процессе людей и привнесенных знаний других народов, то архитектура — это как лакмусовая бумажка всех этих достижений. Она их следствие и их же предвестник. Форма обычного могильного захоронения делает шаг вперёд и становится определяющей формой всей архитектуры.

Поздний классический период (600-900 гг.)

В те века почти вся территория майя, вероятно, была уже практически занята. Некоторые районы были даже перенаселены. Эксплуатация земель достигла, видимо, своего предела, при этом использовались подсечно-огневое земледелие и ирригация там, где это было возможно. Возросла интенсивность обработки земель. В этих условиях майя были вынуждены прибегнуть ко всем пищевым ресурсам, находившимся в их распоряжении, дополняя пищу из маиса и фасоли корнеплодами, овощами и мукой, получаемой из плода рамона. В пищу шли также продукты рыбной ловли и охоты.

3.1.3. Кризис цивилизации. (900 – 1000 гг.)

Апогей цивилизации майя в центральной зоне имел трагический и, насильственный конец, о причинах которого высказывались многочисленные и противоречивые мнения. Выдвигались предположения о воздействии таких природных явлений, как изменения климата и землетрясения. Однако известно, что центральный и северный районы находятся вне зоны сейсмической активности, характерной для Гватемалы и Чьяпаса, а что касается предполагаемых катастрофически обильных дождей в Петене, которые будто бы мешали выжиганию подсеки и последующей обработке земли, то их воздействие не было доказано, как и предполагаемая массовая миграция населения, вызванная всем этим.

Другие гипотезы предполагают, что эпидемии желтой лихорадки и малярии так беспокоили майя, что они должны были покинуть низменные лесные районы юга. Но существование этих болезней в доиспанские времена не доказано.

Многие авторы выдвигали гипотезу истощения почв из-за чрезмерного многовекового применения подсечно-огневой системы земледелия.

По мнению некоторых ученых, причину трагического финала этой культуры следует искать в противоречии, присущем самому обществу майя, в изначальном антагонизме отношений, существовавших между его членами, одним словом, в свойственном этому обществу способе производства.

Выдвигалось также предположение об интеллектуальном и художественном упадке, вызванном проникновением «экзотических» идей извне, чуждых майя религиозных верований и концепций, воспринятых правящей элитой, но порицаемых народом, который остался верным прежним божествам и обрядам. Народное недовольство могло вызвать настоящие бунты против правителей.

Центральные районы (Петен, Усумасинта, Паленке) подвергались вторжению чужеземцев, и это доказано фактами. Неспособность номов действовать сообща, и привела к тому, что в некоторых государствах к власти приходит группа чужих в культурном отношении. Добавить к этому стоит и логичное истощение почв как следствие демографического взрыва последних веков, и сопутствовавшее ему интенсивное использование земельных ресурсов. Но все же упадок цивилизации вызван не одной причиной, а целой их группой. Опираясь на последние данные, полученные в результате исследований геологов под руководством Адриана Гилля, можно сказать, что еще одной из причин упадка цивилизации стала нехватка пресной воды. Древние майя жили на покрытом осадочными породами огромном метеоритном кратере Чиксулуб. Ученые считают, что упавший здесь 65 миллионов лет назад метеорит вызвал глобальные изменения на планете, из-за которых вымерли динозавры. Особенностью кратера является большое количество сенотов — заполненных водой воронок, образующихся в известняковых отложениях. По всей видимости, сеноты служили основным источником пресной воды для майя. Геологи измерили соотношение изотопов стронция Sr-87 и Sr-86 и сравнили значения для образцов почвы и образцов костей древних майя. Так как стронций включен в пищевую цепь, то значение соотношения для костей будет совпадать со значением только для той почвы, на которой жили индейцы. Таким образом, можно определить пути миграции майя, которая происходила, как сейчас считает большинство майянистов, из-за изъятия слишком большого количества воды из сенотов для орошения. Все эти факторы и способствовали распаду майяской цивилизации в центральной зоне.

С запада двинулась волна завоевателей. Это были племена «пипиль», этническая и культурная принадлежность которых до конца еще не установлена. Первыми были разгромлены майяские города в бассейне реки Усумасинты (конец VIII – первая половина IX в. н.э.). Затем почти одновременно гибнут наиболее могущественные города-государства Петена и Юкатана (вторая половина IX – начала X в. н.э.). На протяжении каких-нибудь 100 лет наиболее густонаселенная и развития в культурном отношении область Центральной Америки приходит в упадок. Низменные районы майя после этих событий не оказались совершенно безлюдными (по мнению некоторых авторитетных ученых на этой территории в течение одного лишь столетия погибло до 1 миллиона человек).

При попытках объяснить упадок культуры майя в центральной зоне следует иметь в виду два фактора. В течение IX в. прекратилась всякая культурная деятельность, то есть строительство церемониальных центров и возведение пирамид, храмов, дворцов, комплексов для игры в мяч и остальных построек, предназначенных для обрядов или обитания; прекратилось также установление стел и других монументов с календарными отметками, иероглифическими надписями и изображениями важных персонажей, а также производство орнаментированной керамики и предметов из нефрита, то есть всего имеющего отношение к жреческим занятиям и потребностям правящего класса.

Простое население продолжало жить в населенных пунктах центральной зоны, занимая, как и в Паленке, ритуальные постройки или ближайшие к ним участки. К приходу испанцев коренное население во многих районах было еще значительным. Как утверждает Э. Томпсон, в некоторых местах оно могло быть достаточно многочисленным и сохранять при этом централизованную авторитарную политическую организацию. В других местах, наоборот, население могло быть рассеяно в маленьких деревнях с простой организацией общинного уровня, где единственным зданием, отведенным для культа, была хижина, несколько большая, чем остальные (районы, населенные индейцами лакандонами и др.).

Жители селений обосновались в рассеянных поселках с замкнутой системой хозяйства и общинным типом организации.

Упадок в экономической и хозяйственной сферах целиком затронул и архитектуру. Прекращается всякая архитектурная деятельность. Рассеянные поселки возвращают общество к тем временам, когда основой хозяйства была сельская община, а основной архитектурной формой – жилище крестьянина.

3.1.4. Постклассический период

Ранний постклассический период (1000-1250 гг.)

Когда в конце IX-начале X в. в центральной зоне цивилизация майя испытывала кризис, а затем столь драматически прекратила свое существование, в остальных зонах она продолжала развиваться, хотя и испытывала влияние немайяской культуры. В X в. н.э. города юкатанских майя подверглись нападению воинственных племен – тольтеков. Однако, в отличие от центральной области майя, это не привело к катастрофическим последствиям. Население полуострова не только уцелело, но и сумело быстро приспособиться к новым условием. В итоге спустя короткое время на Юкатане появилась своеобразная культура, соединяющая в себе майяские и тольтекские черты. Их культуру можно назвать науа-майяской, так как эти народы занимали периферийное положение в области майя и пограничное по отношению к народам языковой группы науа. Они подчинили район и в политическом отношении. Ица, имевшие тоже путунское происхождение, заняли Чичен-Ицу в 918 г., придя с восточного побережья полуострова Юкатан, которого они достигли ранее морским путем.

Другая, более поздняя волна, также ица по происхождению, прибыла в Чичен во главе с тольтекским вождем Кецалькоатлем (Кукульканом), которого сопровождали воины, жрецы и слуги.

Приход к власти чужеземных правителей не отразился на развитии производительных сил майя. Земледелец продолжал заниматься своим трудом, только продукты его труда направлялись теперь к путунским, ципильским правителям или к Ица.

Расширение торговли повлияло на развитие ремесленного производства, продукция которого теперь большей частью представляла собой не предметы роскоши для господствовавшего класса майя, а товары повседневной необходимости для большинства населения. Возрос товарообмен между отдаленными областями. Первостепенную роль должны были играть торговцы, тесно связанные со знатью и иногда даже составлявшие ее часть.

Многочисленные поселения на побережье служили портами, где шла оживленная торговля. Из некоторых районов майя — Кампече, Юкатана, Табаско — в Центральную Америку отправлялось сырье (соль, мед, копал, хлопок и какао). Вывоз рабов с Мексиканского нагорья также был частью торговых операций между страной майя и землями Мезоамерики. Развитие торговли способствовало росту экономического могущества нового правящего класса, опиравшегося на военную силу. Эксплуатация же и угнетение народа майя, вероятно, были еще большими, чем в предыдущий период. Время господства тольтеков на Юкатане было эпохой всеобщего рабства народа майя.

О растущем неравенстве могут говорить появившиеся валы — земляные насыпи, ограждающие определённый участок земли. Верхние классы — знать и священники — жили в изящных зданиях внутри границ таких валов. Обычные люди жили вокруг акрополя, занимая простоватые хижины, живя семьями и занимаясь сельским хозяйством на своих полях.

Вторжения наложили свой отпечаток и породили гибридную культуру, характерную почти для шести веков, предшествовавших испанской конкисте. Наиболее заметно их влияние на несколько центров: Чичен-Ицу, Майяпан, Тулум.

Поздний постклассический период (1250-1541 гг.)

Последний период доиспанской истории характеризуется процессом разложения в экономической, политической и культурной сферах.

По мере возвышения политических центров на Юкатане, власть Чичен-Ицы уже не казалась абсолютной. Правители Чичен-Ицы требовали от соседей все новых даней и поборов. Особое негодование вызывал у жителей других майяских городов и селений обряд человеческих жертвоприношений в «Священном Колодце» Чичен-Ицы. «Священный Сенот» представлял собой гигантскую круглую воронку диаметром 60 метров. От края колодца до поверхности воды было почти 21 метр высоты. Глубина – свыше 10 метров, не считая многометровой толщи ила на дне. Для жертвоприношений требовались десятки людей и их поставляли подчиненные города. Ситуация изменилась после прихода к власти в городе Майяпане правителя Хунак Кееля. В начале XIII века он смог объединить силы трех городов: Ицмаля, Майяпана и Ушмаля. В решающем сражении войска Чичен-Ицы были разгромлены, а сам город разрушен.   Падение Чичен-Ицы означало конец интенсивной торговли, организованной путунами и ица, торговли, которая на протяжении нескольких веков поддерживала связи между народами высокогорий, побережья Мексиканского залива и Центральной Америки.

После XIII в. социально-экономическая структура майя находиться в глубоком упадке. Землевладение в значительной мере изменилось, и многие общинные земли стали собственностью производителей какао, хлопка, хенекена и других важных культур. Земли в свое пользование получали также торговцы и воины. В отношениях между прежними государствами все чаще стали возникать пограничные конфликты. Войны ускорили распад жизненного уклада майя, что выразилось в упадке культуры, особенно архитектуры, скульптуры, живописи и керамики.

Этот процесс завершился новым народным восстанием в 1441 г., о котором говорится в исторических источниках. Оно привело к падению Майяпана и уничтожению правящей семьи Кокомов.

В последующие десятилетия экономический и культурный уровень сильно упал. Кроме того, болезни, эпидемии и ураганы, как говорят хроники, сделали условия жизни еще более тяжелыми.

Основой хозяйства у юкатанских майя, так же как и в классическую эпоху, оставалось мильповое земледелие. Его характер практически не изменился, а технология была столь же примитивна, как и прежде. Ремесло также оставалось на прежнем уровне. Собственной металлургии у юкатанских майя не было, и металл попадал сюда из других районов посредством торговли. Торговля же приобрела у юкатанских майя необычайно большой размах. Они вывозили соль, ткани и рабов, обменивая все это на какао и нефрит.

Накануне прихода европейцев на территории майя существовало несколько крупных торговых центров. На побережье Мексиканского залива находился город Шикианго – крупный торговый пункт, куда приходили и ацтекские купцы, и юкатанские купцы, и жители юга. Другой торговый центр – Симатан – стоял на реке Грихальва. Он был конечным пунктом длинного сухопутного маршрута из долины Мехико и перевалочной базой для многочисленных товаров. В устье той же реки был расположен город Потончан, контролировавший не только торговлю в низовьях реки Грихальва, но и морские пути вдоль западного побережья Юкатана. Крупным торговым центром было государство майя Акалан со столицей Ицальканак. Выгодное географическое положение позволяло местным жителям вести оживленную посредническую торговлю с самыми отдаленными областями Гондураса и Гватемалы.

Юкатанские майя вели оживленную морскую торговлю с ближними и дальними соседями. Их важнейшие города стояли либо прямо на побережье моря, в удобных бухтах и заливах, либо вблизи устьев судоходных рек. Вокруг всего полуострова Юкатан, от Шикаланго на западе до южной части Гондурасского залива на востоке, существовал длинный морской путь. Этот путь активно использовали торговцы из Акалана.

Для морских путешествий использовались по-прежнему долбленые лодки, некоторые из которых были рассчитаны на 40 и даже на 50 человек. Ходили эти лодки как на веслах, так и под парусом. В ряде случаев на судах использовался и нашивной борт, делавшийся либо из плоских дощечек, либо из тростника, обильно промазанных смолой.

В юкатанский период истории майя произошли существенные изменения в характере землевладения и в социально-политической структуре общества. Это явилось результатом как внутреннего развития майяских городов-государств, так и результатом влияний из Центральной Мексики.

Землевладение у майя было представлено несколькими видами: общинные земли, земли правителей, земли знати и частные земли. Вероятно, существовало и храмовое землевладение, однако этот вопрос еще совершенно не изучен.

Земли внутри каждого города-государства майя были поделены между отдельными территориальными общинами, однако в силу специфических особенностей мильпового земледелия эти земли не могли сделаться постоянной собственностью общины или отдельных семей, поскольку их приходилось через каждые 2-3 года надолго бросать из-за истощения почвы. Зато плантации фруктовых деревьев, какао, соляные разработки и земли, в которых были вложены какие-то затраты с целью улучшения их эксплуатации, находились в частной собственности и были ограждены межевыми знаками.

Вся земля, входившая в состав того или другого государства майя, считалась собственностью правителя этого государства. Границы земельных владений строго соблюдались и периодически проверялись. Из этих государственных земель выделялись земли территориальным общинам.

Земли знати состояли из владений двоякого рода. Во-первых, знать получала право взимать урожай со специальных участков, выделенных им подвластными селениями. Первоначально размеры участков, которые совместно обрабатывали общинники, и урожай с которых шел целиком на нужды знати, были невелики. Но постепенно аристократы произвольно расширяли их, так что они во много раз стали превосходить наделы общинников. Во-вторых, часть земель находилась в непосредственной собственности знати. К их числу относились приусадебные земли, огороды, рощи фруктовых деревьев, плантации какао, соляные разработки. На этих землях трудились рабы и зависимые члены общины.

Собственные земли имели и правители городов-государств майя. На них сажались семьи рабов, которые платили правителям дань в виде части урожая.

Частными землями владели не только представители родовой и военной аристократии, но и богатые общинники, торговцы.

К моменту прихода испанцев Юкатан был разделен между 16 самостоятельными небольшими государствами, каждое из которых имело свою территорию и правителя. Наиболее могущественными среди правящих династий были династии Шиу, Кокомов и Кануль. Ни одно из этих государств было не в состоянии объединить территорию в единое целое. Но каждый правитель пытался осуществить подобное объединение под собственной эгидой.

В постклассический период, цивилизация майя пытается выбраться из кризиса. Уход основной массы на полуостров Юкатан и образование науа-майяских племен послужило толчком к новому витку развития. Соседние племена приносят новые элементы в архитектуру и в экономику. Основным занятием населения продолжает оставаться мильповое земледелие, способы его ведения вырабатывались столетиями и практически не претерпевают изменений.

3.2. Хозяйство и быт городов Чичен-Ицы и Паленке

Так как большинство утвари и предметов быта майя, включая дома, делались из органических материалов, источники по которым мы можем о них судить, достаточно скудны, помимо керамики и архитектурного декора, это сведения от первых испанцев в Мексике, которые задокументировали быт индейцев майя. Согласно этим сведениям мы можем предположить, что хозяйство и быт Паленке Чичен-Ицы не сильно отличался от быта других городов майя гористой местности или Юкатанского полуострова. Главное отличие городов майя кроется главным образом в их архитектуре и способах ее декорирования, охота, земледелие, устройство домов и т.д. вытекают, в сущности, из их географического положения.

Город Чичен-Ица образован в V — VI веке, некоторые ученые предполагают что в VII. Это не только резиденция правителя и жречества, но и крупный торговый центр удобно расположенный в центре Юкатанского полуострова. Область торговли жителей Чичен-Ицы весьма обширна, например, на дне священного сенота найдены металлические предметы с чеканкой, привезенные из Центральной Америки, предположительно из Коста-Рики.

Как и во всех городах — государствах майя, в Чичен-Ице существуют земледельческие «окраины». Земледельцы здесь так же используют мильповое земледелие и для обозначения маисового поля у юкатанских майя есть свой специальный термин — «коль».

В данной местности для содержания семьи требовалось примерно 14-15 га земли при урожайности на этом участке до 7-8 лет.

Примерно в это же время значительную роль стал играть город Паленке (поздний классический период, в 7 – 9 веках), хотя, вероятно, поселение на месте города существовало намного раньше. Расцвет продолжался около полутора столетий, именно в этот период, во времена правления Пакаля Великого (615 — 683) и его сыновей, были построены большинство дошедших до нас памятников архитектуры города.

Паленке находиться в гористой местности, на северо-западе расселения народа майя. Город располагается на склонах гор и долине лесов, что не мешает ему находиться в центре торговых и экономических путей этой области майя.   Его пограничное состояние между равниной областью и горными районами, служит основанием предполагать, что город находился в благоприятной торговой зоне. Сами жители занимались ювелирным делом, главным материалом был нефрит, из которого изготавливались ушные украшения — круглые, квадратные, сложные, образующие цветочные элементы. Дома простых жителей по большей части были изготовлены прямоугольными в плане, что отличает их по форме от юкатанских, где они строились более закругленные.

Таким образом, хозяйственно – экономическое развитие майя прошло через несколько этапов, а также зависело от регионов, каждому из которых принадлежит как бы своя «интерпретация» единой для всего народа майя хозяйственно-экономической сферы.

Данные сферы общества неразрывно связаны с географическим положением городов майя, а так же с их архитектурой. География местности вносит серьезные коррективы в сельское хозяйство и быт населения, а архитектура как и у других народов находиться на государственной дотации и отражает уровень достатка города – государства.